1 September 2015

Венедикт Васильевич Ерофеев / Venedikt Erofeev (1938-1990), life & work, part 1

Летопись жизни и творчества Венедикта Васильевича Ерофеева (1938-1990)

Источник: Журнал «Живая Арктика», 2005 год

Сканирование и проверка орфографии – Е. Кузьмина http://bookworm-e-library.blogspot.com/

Часть 1. Годы 1938-1960

1938, 24 октября – в семье Василия Васильевича Ерофеева – начальника железнодорожной станции Чупа Кировской (ныне – Октябрьской) железной дороги, и домохозяйки Анны Андреевны Ерофеевой (девичья фамилия – Гущина) родился младший сын Венедикт [старшие: Тамара, Юрий, Нина, Борис].
(В записной книжке 1976 года Ерофеев с иронией запишет: «Я родился через три недели после Мюнхенского сговора»).

1938, 10 ноября – Кандалакшский Отдел Актов Гражданского Состояния выдает свидетельство о рождении Венедикта Васильевича Ерофеева за номером 6080256. Поскольку семья проживала на ст. Чупа Лоухского района Карельской АССР, местом его рождения была записана «станция Чупа».

1941, апрель – на время отпуска отца вся семья Ерофеевых выезжает на родину, в Пензенскую область (ныне Ульяновская область). Дома на попечении 15-летней Тамары и 13-летнего Юрия остается небольшое подсобное хозяйство.

1941, начало июня – на линии Кировской железной дороги, в том числе и в Чупе, уже давно говорят о каких-то передвижениях на финской границе, о том, что на Карельском перешейке сосредоточено огромное количество войск. Каждый день кто-нибудь из станционных рабочих приносит новое известие, что уже завтра-то, непременно, начнется война. Но, когда 14 июня в «Известиях» появилось опровержение ТАСС, где слухи о войне назывались провокацией, население Чупы понемногу успокоились.

1941, начало июля – семья Ерофеевых из Елшанки возвращается в Чупу. Вскоре приказом по Кандалакшской дистанции пути В.В. Ерофеева переводят дежурным на станцию Хибины, и он один уезжает на новое место работы.

1941, конец июля – семья Ерофеевых в товарном вагоне со всем скарбом и живностью переезжает из Чупы на ст. Хибины Кировской железной дороги (ныне – Октябрьской, Мурманской обл.). Ерофеевы заняли две большие комнаты в станционном доме, в другой половине дома находилось служебное помещение отца.


На фото в центре (кликабельно): Веничка Ерофеев (слева) с сестрой Ниной и братом Борисом.

1941, 14 августа – А.А. Ерофеева с детьми эвакуируется в Архангельскую область, в село Нижняя Тойма. Сначала они едут поездом до Кандалакши, затем плывут по Белому морю до Архангельска. На подводе семью довозят до самого села и поселяют в пустующей школе. Продукты катастрофически убывали, и Анна Андреевна отправляется в Верхнюю Тойму, чтобы выхлопотать разрешение на проезд в родную Елшанку – так ей советовал муж. Вскоре они уже плывут по Северной Двине в Котлас.

1941, 3 декабря – арест деда Венедикта – Василия Константиновича Ерофеева, ему было предъявлено обвинение по ст. 58–10, часть 2.
В военном, 1942 году, уже будучи пожилым человеком, он работал сторожем в Николаевском райисполкоме. Однажды к нему подошел молодей офицер (потом выяснилось, что это был сын местного райвоенкома) и потребовал, чтобы Ерофеев запряг лошадь в коляску (офицер спешил на вокзал). Василий Константинович отказал под тем предлогом, что он не конюх, и при этом сказал офицеру что-то резкое и насмешливое. На другой день Ерофеева-старшего арестовали по обвинению в саботаже. Состоялся скорый и неправедный суд «тройки», и Василия Константиновича «не знамо за что» упекли в тюрьму, где он, спустя три месяца после ареста, умер.

1943, октябрь – в Елшанку приезжает В.В. Ерофеев за женой и детьми. Он опасается, что еще одну зиму они не переживут. Проездные документы семьям железнодорожников во время войны выдавали только на четверых детей, и когда в вагоне появлялся военный патруль, Веню подсаживали на третью полку. За мешками и чемоданами его было совсем не видно.

1943, ноябрь – Венедикту идет шестой год. Он умеет читать и писать, хотя специально с ним никто не занимается. Тихий и замкнутый, он подолгу что-то сосредоточенно калякает на обрывках бумаги, складывая исписанные листки стопкой.
Однажды приехавшая Тамара спросила его: «Что ты, Веночка, все пишешь да пишешь?»
Он поднял на нее свои невинно-голубые глаза и заговорщицки прошептал: «Записки сумасшедшего».
Этот семейный анекдот объяснился довольно просто: откуда-то в доме появился объемистый том избранных сочинений Гоголя, и Веня очень любил его перелистывать. Закладывал страницы, запоминал заголовки. Вот и подобрал название к своему первому сочинению.

Веничка был младшим ребенком в семье, кроме него – еще четверо детей. С братом Борисом у Вени был один портфель на двоих. С ним они и пошли вместе в первый класс. Учился Веня блестяще по всем предметам. В семье никто не помнит, когда и как он научился читать. Жили скромно, книжек в доме водилось немного, маленький Веня читал все подряд. Отрывной календарь, например, он знал наизусть с обеих сторон: праздники, закаты-восходы солнца по датам и все-все, что на таких календарях мелким шрифтом пишется. Для гостей специальное представление устраивалось: а не хотите ли узнать, какой у нас Веничка? И – Веничка выдавал.

1944, октябрь – начальнику станции Хибины В.В. Ерофееву объявляется строгий выговор «за ослабление контроля за транспортными агентами». Он понижается в должности до дежурного по дистанции.

1945, лето – по доносу станционной уборщицы В.В. Ерофеев за злоупотребления с продажей пассажирских билетов на ст. Хибины временно переводится на работу в железнодорожный карьер (пост «1276 км»).

1945, 5 июля – во время дежурства отца Ерофеева одна из платформ с песком в карьере сходит с рельсов. Его арестовывают с подозрением на преднамеренное вредительство. В станционном доме Ерофеевых производится обыск, ищут улики – переписку с заграницей. И хотя ничего компрометирующего не находят, его объявляют вредителем и перевозят в Петрозаводск, где предъявляют обвинение по ст. 58 УК РСФСР 1926 года.

1945, 1 сентября – Венедикт и его старший брат Борис поступают в 1-й класс начальной школы на ст. Хибины. В школу тогда принимали с восьми лет, и мама уговорила учительницу, чтобы вместе с Борисом учился и Венедикт. Через некоторое время учительница, встретив Анну Андреевну с удивлением заметила, что Вене «совершенно нечего делать в первом классе».

1945, 25 сентября – Василий Ерофеев осужден военным трибуналом Кировской железной дороги («тройкой» в составе: капитана юстиции Шевелева и заседателей Гуляева и Сигоева) за антисоветскую пропаганду по ст. 58–10, часть 2 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы с последующим поражением в правах сроком на три года без конфискации имущества за отсутствием такового.
Срок В.В. Ерофеев отбывал в Архангельской области на лесозаготовках.
В 1949 году знакомые из Архангельска на словах передали А.А. Ерофеевой, что ее муж умер в лагере от воспаления легких. В семье сразу поверили этому слуху (ведь от Ерофеева не пришло еще ни одного письма) и заочно его оплакали.

1946, август – старший брат, Юрий Ерофеев окончил курсы дежурных, его направляют работать на станцию Зашеек. На отшибе, среди леса ему выделяют под жилье небольшую избу, чтобы он мог перевезти туда всю семью. Поначалу на пятерых была одна железнодорожная карточка Юрия. Здесь, на станции, до лета 1947 года, Венедикт и Борис будут учиться во 2-м классе зашейковской школы.

1947, март – за кражу хлеба в голодный 1947-й год на ст. Зашеек арестован брат Венедикта Юрий. После недолгого разбирательства «тройки» ему дают пять лет ИТЛ. Узнав о несчастье, из Москвы в Зашеек приезжает тетя Авдотья. [Дуня, любимая тетка Венедикта Ерофеева – Авдотья Андреевна Карякина (1889, с. Елшанка – 1981, г. Сызрань)]. Она привозит с собой кое-что из продуктов и одежды. Однако тети Дуниных запасов хватило ненадолго.

1947, апрель – у 9-летнего Венедикта начинается цинга, и он первым попадает в зашейковскую больницу. Следом за ним на больничных койках оказываются и брат Борис, и сестра Нина. В конце апреля старшая, Тамара, получает письмо из Зашейка от сестры. Нина пишет, что они долго голодали, и теперь все трое лежат в больнице.

После ареста Юрину карточку больше не отоваривают, а матери, жене врага народа, карточки – не положены. Отчаявшись и не желая жить на иждивенческие пособия детей, Анна Андреевна Ерофеева уезжает искать работу в Москве. Неожиданный приезд сестры поставил тетю Дуню в сложное положение. Без прописки жить в Москве было очень опасно, устроиться на работу – почти невозможно. Единственный выход – идти в домработницы. Но и тут были свои сложности – мама не обладала покладистым характером. И только в семье Бориса Сергеевича Рюрикова (1909–1969) она прижилась и быстро нашла общий язык с их маленьким Митей. Но приютившая ее семья сама вскоре оказалась под ударом. Конец 1940-х годов в СССР был временем борьбы с космополитами, и все Рюриковы без суда и следствия были высланы в Горький.

1947, начало мая – сестра Тамара приезжает в Зашеек, чтобы забрать из больницы братьев. Профком узла связи, где она работала почтовым агентом, выделил ей на дорогу 300 рублей. Благодаря содействию секретаря Кировского горкома ВЛКСМ Татьяны Борисовны Гушкевич и сотрудницы гороно Татьяны Ивановны Коловановой детей удается устроить в Кировский детский дом.
Нина остается в Зашейке заканчивать школу и сдавать выпускные экзамены.

1947, 5 июня – Борис и Венедикт Ерофеевы поступают в детский дом № 3, который располагался в Кировске по адресу: Коммунальный пер., дом 16. (Директором детского дома была А.П. Смирнова, а с 1950 г. – М.И. Каверзина).
Шесть лет (до самого 1953 года) Ерофеевы провели в детском доме. Учатся братья в семилетней школе № 6.

1948–1949, лето – Борис и Венедикт Ерофеевы вместе с другими детдомовцами выезжают в пионерский лагерь, расположенный в населенном пункте Палкина Губа, недалеко от ст. Белое Море, южнее Кандалакши. Шефами лагеря были моряки Северного флота.
В записной книжке за 1976 год Венедикт заметил: «Я в 48 г. удивляюсь, как пропустили и почему не сажают, – когда слышу песню про картошку: "Наши бедные желудки были вечно голодны…"»

1949, сентябрь – Венедикт Ерофеев учится в пятом классе. Об этом времени в его дневнике за 1985-й год есть такая запись: «Я третий день шел в пятый класс, когда русские испытали атомную бомбу, 3 сентября 1949 г.»

1950, лето – в качестве поощрения за отличную учебу Венедикта направляют в пионерский лагерь в Рыбинске, а Бориса – в лагерь, расположенный в станице Кочетовской, Ростовской области.

1951, июнь – Нина Ерофеева защищает диплом в Кировском Горно-химическом техникуме на тему «Предварительная разведка на плато Расвумчорр». По распределению уезжает работать в Украину, в г. Славянск.
В настоящее время Нина Васильевна живет в Москве, ведет архив своего брата Венедикта. В Кировске, помимо сестры Тамары и брата Бориса, живет ее племянник, Виктор Ерофеев, который с 1978 года работает на Расвумчоррском руднике (награжден Знаком шахтерской славы).

1951, лето – Борис и Венедикт снова проводят лето в лагере на Белом Море, в Палкиной Губе.

1951, лето – в Кировск из мест лишения свободы возвращается отец Венедикта, В.В. Ерофеев. Это уже совсем другой человек: тюрьма и туберкулез сделали свое дело. Старый знакомый Василия Васильевича, И.П. Марсулев, предлагает ему работу в пригороде Кировска на железнодорожной ветке «23-го километра», обслуживающей апатитовый рудник. Здесь же, на стройдворе, в двухэтажном бараке Ерофеев получает и жилье.

1952, начало года – Ерофеев-отец заходит на почтамт к своей старшей дочери Тамаре. «Наверно, надо мать звать домой?» – спрашивает он. Тамара утвердительно кивает головой.
Через месяц Анна Андреевна Ерофеева была уже в Кировске. В комнате отца почти пусто, ни постелей, ни посуды, ни занавесок. То, что когда-то нажилось в Зашейке, разобрали соседи, а приехавшим за вещами Ерофеевым сказали: «Был пожар».

1952, июнь – Борис Ерофеев оканчивает седьмой класс школы на «4» и «5» и уходит из детдома. Он поступает в Кировский горно-химический техникум и начинает получать стипендию (ГХТ он окончит «с отличием» в июне 1956 года).
Через год домой вернется и Венедикт.

1952, 1 сентября – после окончания школы №6 на «отлично» Венедикт начинает учиться в средней школе № 1 г. Кировска. Его классной руководительницей была Бела Борисовна Савнер.

1953, 7 июня – Венедикт Ерофеев покидает детский дом под расписку отца и возвращается в семью. Впятером они ютятся в маленькой комнате на разъезде Юкспоррйок по адресу: раз. Юкспоррйок, дом 3, кв. 13.

1953, конец года – Ерофеев-отец вторично осужден на три года лишения свободы за опоздание на работу. Срок он отбывает недалеко от дома, в Оленегорске. Но большую часть времени В.В. Ерофеев находится в больнице, по настоянию врачей его досрочно освобождают.

1955, 24 июня – выпускной вечер в школе, которую Венедикт окончил с золотой медалью. Состоялось торжественное вручение аттестата о среднем образовании (№ 038996 от 23.06.1955).

1955, 1 июля – для поступления в МГУ Венедикт с матерью уезжает из Кировска в Москву. Живут они на квартире у тети Дуняши (А.А. Карякиной).

1955, 18 июля – Венедикт Ерофеев проходит освидетельствование врачебной комиссией в поликлинике №107 при МГУ; признан годным по состоянию здоровья для учебы на филологическом факультете. Вскоре он, как медалист, успешно проходит собеседование и принимается без экзаменов на отделение русского языка и литературы филфака Московского государственного университета.



1955, сентябрь – первокурсники филологического факультета Московского университета, съехавшиеся из разных областей, краёв и республик необъятного тогда Союза, обживают новое общежитие на окраине Москвы – пятиэтажное здание из красного кирпича. Адрес был прост: Новые Черёмушки, корпус 102, а из окон общежития видны были ютившиеся по косогору домишки подмосковного села Черёмушки.

В комнате вместе с Ерофеевым живут еще четыре человека: его земляк по Северу – Лев Кобяков (уже после первого курса он уйдет из университета), белорус Лёня Самосейко, Володя Катаев из Челябинска и Валерий Савельев из Казахстана.
Часто в комнату заглядывают Пранас Яцкявичюс и Юрий Романеев, с которыми Венедикт также быстро подружился. С литовцем у Венички происходили постоянные споры о происхождении языков. Пранас, например, утверждал, что литовский язык намного древнее русского, и пытался убедить в этом Ерофеева, которому, в свою очередь, никак не хотелось этого признавать.

В общежитии происходит и еще одно знаменательное для Ерофеева знакомство – с Владимиром Муравьевым [Владимир Сергеевич Муравьёв (1939 — 2001) — советский и российский филолог, переводчик, литературовед], оказавшим большое влияние на мировоззрение и литературную судьбу Венедикта.

Тем временем университетские друзья узнают, что у Хибинского студента необыкновенная память. Ерофеев наизусть помнит всего Надсона, дореволюционный томик которого носит с собой. А ещё он может единым духом перечислить все сорок библейских колен Израилевых: Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его...

1955, октябрь – на первом же практикуме по немецкому языку Венедикт знакомится с Антониной Музыкантской, «...и мне, – пишет Ерофеев в своих "Записках", – без преувеличения, сделалось дурно...» Музыкантская жила в том же общежитии, что и Ерофеев, и в продолжение первого и второго семестра у них происходят многочисленные романтические свидания.

1956, 10 января – начало зимней сессии. Первым студенческим испытанием для Ерофеева стал экзамен по античной литературе. Не без страха его сокурсники ожидают своей участи от принимавших экзамен С.И. Радцига и Н.А. Фёдорова (первый читал лекции по античной литературе, а второй проводил коллоквиумы). И вдруг факультет облетает новость: Ерофеев сдает античную литературу на пятёрку самому Сергею Ивановичу! После этого никто уже не удивляется его пятеркам по «Введению в языкознание» и по «Устному народному творчеству», по немецкому языку, логике и другим предметам.

1956, январь – Ерофеев живет у матери в Кировске. Отец в это время находился в Мурманской областной больнице в ожидании диагноза. Вместо операции на желудке врачи ставят новый диагноз: рак легкого. Василия Васильевича, уже как безнадежного, отправляют умирать домой, в Кировск. Здесь он продержится до июня.

1956, 30 января – в кировской школе №1 состоялось вручение золотой медали Венедикту Ерофееву.

1956, 25 февраля – на закрытом заседании ХХ съезда КПСС Н.С. Хрущев делает доклад о культе личности и злодеяниях Сталина.

1956, конец февраля – Ерофеев возвращается из Хибинских на Воробьевы горы в МГУ.

1956, начало марта – второй учебный семестр на филфаке начинается всеобщим потрясением: факультетский комсорг Игорь Милославский зачитывает доклад Хрущёва о культе личности Сталина. По его словам, выходило, что в стране «намечаются светлые перспективы» в связи с выходом из тюрем большого количества заключенных.

Предприимчивому от природы Ерофееву скучно бесплодное «намечивание перспектив», – и он приступает к действию. Сосед по общежитию, Леонид Самосейко,  в своих воспоминаниях пишет: «Пранас Яцкявичус, Венедикт и я устроили настоящий костёр из "коммунистических" книг прямо в комнате общежития».

У студентов возникает идея создать свой рукописный литературный журнал. Инициаторами были Владимир Муравьёв и Пранас Яцкявичюс. Журнал получил наименование «ФАЛЛ». Первоначально это расшифровывалось как «Филологическая ассоциация любителей литературы», затем последние слова читались как «людоедство».

1956, 15 июня – смерть отца, Василия Васильевича Ерофеева в Кировске. Венедикт сдает сессию в университете и на похороны не приезжает.

(Кадры из док. фильма режиссера Павла Павликовского/ Paweł Pawlikowski о В. Ерофееве. См. статью)

1956, 7 июля – после окончания летней сессии Венедикт едет в Кировск, «на освежающее лоно милых его сердцу Хибинских гор».

1956, 1 сентября – начало второго учебного года в МГУ. Венедикта и его сокурсников переселяют из Черемушек в общежитие на Стромынке. Почти рядом центр Москвы: Сокольники, мост через Яузу, Преображенская площадь, клуб им. Русакова, Матросская Тишина...

1956, 14 октября – 1957, 16 ноября – такова датировка создания первого крупного произведения В. Ерофеева «Записки психопата». По словам самого Венедикта, это было «самое объемное и самое нелепое из написанного».

1956, 24 октября – 18-летие Ерофеева. Пранас Яцкявичус вспоминает, что Венедикт купил себе в этот день «Повести и рассказы» Ивана Бунина и сам же подписал: «Мне от меня в день моего рождения. Будь здоров, сучок».

1957, 2 января – приказом проректора МГУ Галкина В. Ерофеев отчислен из университета за академическую неуспеваемость и пропуски занятий без уважительных причин. Интересно, что приказ об этом был вывешен лишь 14 января.

1957, 8 февраля – Венедикта со скандалом выселяют из общежития на Стромынке.

1957, начало марта – Ерофеев начинает работать разнорабочим второго строительного управления «Ремстройтрест» Краснопресненского района. Контора управления находилась в Ново-Грузинском переулке Москвы.

1957, конец мая – в общежитии «Ремстройтреста» в комнате у Ерофеева работает импровизированное литобъединение. Молодые рабочие и мастера по обжигу кирпичей читают здесь свои стихи, а Венедикт знакомит их с сокровищами мировой литературы.
Одновременно он составляет подборку стихов – «Антология рабочих-поэтов общежития "Ремстройтреста"». Уже через месяц, расшатанная литературным воздействием Ерофеева бригада, в которой он работает, выставляет начальству свои требования по пересмотру тарифной сетки. Начальник отдела кадров «Ремстройтреста» объявляет крестовый поход против «ерофеевской заразы».

1957, 11 ноября – Ерофеева увольняют из «Ремстройтреста» за систематическое отсутствие на рабочем месте.

1958, декабрь – Ерофеев приезжает в город Славянск, Сталинской обл. УССР.
Его сестра Нина, теперь Фролова, живет на самой окраине города. Когда уже под вечер Венедикт нашел ее дом, на него напали двое неизвестных. Они избили и обобрали его.

1958, 18 декабря – сестра Нина устраивает Венедикта грузчиком в отдел снабжения местного ремонтного завода. По вечерам Ерофеев активно читает произведения классиков марксизма-ленинизма, делает выписки и наброски для будущей «ленинианы» и «калинианы».
О судьбе рукописи с цитатами из творчества «всероссийского старосты» Ю. Гудков вспоминал, что она была сожжена будущей женой Венедикта, Галиной Носовой, «как слишком уж антисоветская», за которую, – по словам Галины, – посадят и ее, и мужа.
В Славянске Венедикт начинает составлять антологию русской поэзии.

1959, 27 апреля – Венедикт переходит на работу в Славянский отряд Артемовской комплексной геологоразведочной партии. До середины лета он скитается с геологами по украинским степям, не забывая при этом готовиться к поступлению в очередной ВУЗ.

1959, 25 августа – приказом № 366 Ерофеев зачислен студентом 1-го курса очной формы обучения на филологический факультет Орехово-Зуевского педагогического института.

1959, лето-осень – с июля 1959-го по октябрь 1960 г. Венедикт проживает в общежитии ОЗПИ на ул. Застройной в комнате № 10.

1959, середина октября – первая короткая встреча Венедикта Ерофеева и Юлии Руновой.

1959, начало ноября – Ерофеев получает известие из Москвы о том, что 30 октября в больнице после неудачной операции скончалась Ирина Муравьева. Венедикт глубоко переживает ее смерть.
По воспоминаниям университетских друзей, Ерофеев был тайно влюблен в мать своего друга Владимира – Ирину Игнатьевну Муравьеву [(1920–1959) советский литературовед и педагог, специалист по французской и датской литературе], автора замечательной книги в серии «ЖЗЛ» «Андерсен» (1958). Трагическая судьба её и ее сыновей во многом пересеклись с жизнью Венедикта.

1959, 4 декабря – в 22-й комнате общежития ОЗПИ состоялось «официальное» знакомство и первый продолжительный разговор Венедикта и Юлии Руновой. Впоследствии эта дата станет у них отправной точкой и поводом для особых воспоминаний и поздравлений.

1960, конец января – Венедикт на «отлично» сдает зимнюю сессию, в записке он сообщает Руновой о своем намерении на каникулы поехать на Кольский п-ов. Ответа он не получает.

1960, 1 февраля – В. Ерофеев приезжает в Хибины, живет в Кировске в доме матери.

1960, 25 марта – день рождения Юлии Руновой – ей исполнилось 19 лет. Венедикт в третий раз посещает 22-ю комнату; в подарок он приносит настенный плакат, выпущенный ИЗОГИЗ-ом. На плакате дважды Героиня Соцтруда, организатор первой женской тракторной бригады в СССР Паша Ангелина на своем ударном тракторе устанавливает новый рекорд по вспашке.

1960, 26 марта – Рунова приводит в комнату к Ерофееву своего товарища Бориса Уткина. Борис неплохо рисует и соглашается оформлять литературный альманах, который задумал выпускать Венедикт со своими друзьями: Бармичевым, Сафоновым, Гуревичем, Осокиным и Красовским. В общежитии в разных формах вышло несколько выпусков этого альманаха.

1960, 21 мая – Венедикт пишет письмо матери в Кировск: «...На каникулы я хочу приехать со своей знакомой по институту Юлией. Она должна тебе понравиться, она в твоем вкусе...»

1960, 24 мая – Венедикт бросает на балкон к Ю. Руновой букет черемухи вместе с запиской. Он предлагает ей вместе ехать на все лето Кольский полуостров.

1960, начало июня – лето Венедикт проводит в Хибинах. Он сообщает сестре Тамаре, что ему предлагают место в Духовной семинарии и стипендию в 1000 руб. (в ценах 1960 г.)

1960, начало сентября – студентов 1 и 2-го курса ОЗПИ отправляют «на картошку». Ерофеев отказывается ехать в местный совхоз, сославшись на подготовку к зачету по немецкому языку.

1960, 14 октября – в комнате Венедикта собираются его друзья для организации акции протеста против действий коменданта общежития.

1960, 19 октября – приказом № 415 «за академическую задолженность и систематическое нарушение трудовой дисциплины» Ерофеев исключается из состава студентов ОЗПИ.

1960, конец октября – Ерофеев устраивается работать сторожем в медвытрезвителе орехово-зуевской милиции. Живет на частной квартире. Работает над рукописью «Благая весть», в которой слышны отголоски событий орехово-зуевского периода его жизни.

Продолжение - часть 2
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...